Крушение Enron: неусвоенные уроки для украинских госкорпораций

В 2001 году произошло событие, поразившее Уолл-Стрит. Любимчик инвесторов компания Энрон оказалась на грани банкротства. Это выглядело настолько невероятно, что в это трудно было поверить.

Ну как такое может быть? Еще недавно эта компания вызывала всеобщее восхищение и тут вдруг почти банкрот. Причём восхищение базировались не на пустом месте. Компания демонстрировали впечатляющие темпы роста. Только за период 1996–2000 выручка увеличилась с 13,3 млрд до 100 млрд дол! Это был беспрецедентный рост для медлительной энергетической отрасли, где темпы роста не превышали 2-3% в год. Да и остальные отрасли так же не могли похвастаться такими результатами.

Помимо такого ошеломляющего роста финансовых показателей, компания так же внедряла инновации. Она создала площадку для торговли деривативами на электроэнергию, а также использовала новаторское на то время решение интернет-площадку Enron Online для торговли электроэнергией.

Такие результаты не могли остаться незамеченным. Компания купалась в бесчисленных похвалах и признаниях. Журналисты называли ее «Чудо Энрон». В 2000 Financial Times назвал Энрон «энергетической компанией года». А в 2001 Fortune наградил ее званием самой инновационной компании США. Согласитесь, что для компании работающей в энергетическом секторе в высокотехнологичной экономике Америки, это действительно признание.

Своим вниманием компанию не обделил и финансовый мир. Котировки акций резко взмыли вверх. И это сразу же привело к росту цен на акции компании. За несколько лет цены на акции выросли в 5 раз. На своём пике акции торговались по цене 90 дол за акцию с коэффициентом P/E -70, который показывал насколько высоко оценивают инвесторы перспективы этой компании.

Потому сообщение о возможном банкротстве прозвучало как гром среди ясного неба. Инвесторы, которые ещё вчера верили в светлое будущее компании, спешили избавиться от акций. Это обрушило цены до 1 дол за акцию. Ещё через время, несмотря на попытки спасения, компания объявила о банкротстве.

Как позже выяснилось, причиной крушения стали манипуляции с бухгалтерским учётом. В определенный момент руководство потеряло связь с реальностью и начало использовать инновационные решения, чтобы скрыть правду от инвесторов. Директора, купаясь в лучах славы и получая огромные бонусы, не хотели, чтобы инвесторы узнали про весьма посредственные результаты и неудачные сделки. Потому были придуманы схемы сложных финансовых сделок, операций, которые с помощью бухгалтерского учёта помогали скрыть убытки компании. Чтобы скрыть долги компании, были использована схема создания внебалансовых организаций, которая позволяла снижать уровень долга и завышать собственный капитал. Эти манипуляции были настолько хитроумными, что даже опытные инвесторы не понимали их суть и потому не придавали им особого значения. Они больше реагировали на красивые конечные финансовые показатели, которые, как потом оказалось, были фикцией, нарисованной с помощью этих манипуляций.

Сразу же после крушения начали всплывать неудобные вопросы. Допустим, неопытные инвесторы, не знавшие специфики энергетического бизнеса и особенностей бухгалтерского учёта, могли допустить ошибку. Однако, для этого в рыночной экономике и существовал целый ряд институтов, которые должны были защитить интересы нерадивых инвесторов: независимый аудиторский контроль и наблюдательный совет. Именно эти институты являются последним форпостом защиты инвесторов. Однако даже они закрыли глаза нарушений, подыгрывая нечестным директорам. Тем не менее, расплата настигла и их. Авторитетная аудиторская компания Arthur Andersen поплатилась за свою слепоту и исчезла с рынка.

Несмотря на то, что это события 20-летней давности, но они не теряют своей актуальности и сегодня. Особенно это касается Украины. Слепое копирование лучших западных практик у нас напоминает карго-культ. Здесь никого не волнует в каких условиях они формировались, какие задачи должны решать и насколько они справляются с их решением. Потому недооценивается важность таких моментов, как конфликт интересов и моральный риск. В результате мы получаем типично украинский результат.

В качестве примера показательная ситуация с Нафтогазом, где можно наблюдать поразительное сходство с ситуацией в Энрон.

В условиях, когда акционеры не имеют возможности управлять компанией, то функции контроля защиты интересов акционеров выполняет набсовет. Однако, когда смотришь на набсовет компании, то он не защищает интересы основного своего акционера - государства Украины.
Наоборот, на протяжении своего существования Набсовет «Нафтогаза» выступает рьяным адвокатом менеджмента компании. В данном случае – Андрея Коболева на днях которого со скандалом уволили.

Причём здесь четко наблюдается стандартная «проблема принципала-агента». Когда, играя на некомпетентности принципала, агент преувеличивает и приписывает себе достижения, в тоже время пытается снять ответственность за неудачи. В качестве защиты выдвигаются такие же красивые конечные финансовые результаты, в то время как со стороны акционера нет четкого понимания за счёт чего были достигнуты эти результаты. А в больших убытках обвиняют внешние обстоятельства.

Очень хороший разбор о несоответствии задач Наблюдательного совета был сделан на Цензоре, где Владимир Дольник не поленился сделать тщательный разбор функционала Набсовета Нафтогаза. Cсылка: https://biz.censor.net/.../korporativne_uryaduvannya...

Советую прочитать весь текст, потому что там много инфографики и фактажа, но один из его выводов:

У "Нафтогазі" до відставки працював склад НР, що відштовхуючись від біографій не мав жодних компетенцій у сфері видобутку газу, що є:
Ключовим бізнесом групи;
Стратегічною сферою з огляду на політику власності Уряду;
Найбільш складною та потенційно корупційною сферою.

При этом Набсовет практически не нес ответственности за свои решения и его члены получали огромное вознаграждение, которое велико даже на фоне западных компаний.

Наконец, вишенкой на торте является факт, который обычно не появляется в фокусе внимания украинских аналитиков и журналистов. Дело в том, что председатель Набсовета НАК «Нафтогаза» Клэр Споттисвуд была старшим вице-президентом по регуляторным вопросам в Европе в компании Azurix, а она была частью глобального бизнеса того самого Enron. Позже британская пресса донимала Клэр Споттисвуд, как получилось что цена акций Azurix во время IPO стоила 19 дол, а уже через год Enron cкупил акции по 7 дол. Тогда Клэр ушла в отставку, был скандал, но она вышла сухой из воды. Так же успехом не блистали и другие компании где в управлении принимала участие Клер. Ccылка: https://www.theguardian.com/.../sep/15/enron.theobserver1

В этом плане деятельность Клэр Споттисвуд на пост наблюдательного совета НАК «Нафтогаз» показывает, что она делает такие же ошибки, как и в корпоративном секторе Британии. Может быть это и не ошибки, а жизненная философия. Но отсюда вытекает очевидный вывод - наивная вера в лучшие западные практики и специалистов не решает проблем украинской экономики.
Более того, даже беглое изучение истории корпоративного сектора США и Европа показывает, что там полно своих любителей мухлежа, которое ради 300% годовых готовы мать родную продать.
История Enron тому свидетельство. Поэтому нельзя просто так взять и перенести каких-то западных специалистов в надежде, что они все исправят. Западных специалистов тоже нужно контролировать и четко ставить задачи, которые позволяют развивать украинскую экономику. В противном случае украинские госкомпании не избегут судьбы Enron, а Украина огромных проблем.

Читайте Страну в Google News - нажмите Подписаться