Тридцать сребреников - это еще ого-го. Немцы предлагали за сданного советского офицера, диверсанта или политрука сто рублей. Причем самых настоящих, советских. На оккупированной территории оборот этих денег совершенно легально осуществлялся до 4 июля 1942 года, когда были отпечатаны и введены особые карбованцы для Рейхскомиссариата и рубли велели обменять один к одному, но не более чем 200 единиц наличными в одни руки.

Использовать захваченное в банках и прочих колхозных кассах было удобно: магазины все равно работали только для немцев и союзников, в них расплачивались марками. Остальным оставалось делать покупки на рынке, где на сто рублей можно было купить отличное ничего. Буханка хлеба (по киевским ценам) стоила 150-200 рублей, стакан соли - 200, полкило сала - 700.

В Черниговской губернии, откуда родом приведенный тут документ, цены могли быть и ниже, зато зарплаты вряд ли были выше. Нормой был уровень в 300-500 рублей, в зависимости от должности. Полицаям тоже платили советскими рублями, как бы подчеркивая, что их один хер никто не уважает. Ну, а karbowanez (как и оккупационная рейхсмарка) точно так же были придуманы, чтобы платить за натурпродукт пустыми бумажками - их стоимость равнялась цене потраченных материалов.

Примерно как сейчас с долларом.

Подпишитесь на телеграм-канал Политика Страны, чтобы получать ясную, понятную и быструю аналитику по политическим событиям в Украине.